Франшиза Связаться с нами
Пансионат для пожилых людей «Невская Дубровка»
Версия для слабовидящих

Кому из пожилых ленинградцев пансионат в Дубровке стал новым домом

Новый корпус пансионата для пожилых «Невская Дубровка» в ближайшие недели примет первых постояльцев. Само же учреждение успешно работает с 2014 года. НЕВСКИЕ НОВОСТИ побывали в старом и новом зданиях пансионата и узнали, как сюда попадают, а также как живется здесь постояльцам.

Старость в радость

Поселок Дубровка в Ленинградской области — чистый, аккуратный и по-европейски благоустроенный. Воздух по сравнению с городом очень свежий. Правда, среди новых и отремонтированных домов затерялось несколько ветхих пятиэтажек. Напротив одной из таких на Пионерской улице и располагается пансионат — можно сказать, образцово-показательный.  

Двухэтажное желтое здание, выполненное в стиле сталинский классицизм, лишь на первый взгляд кажется компактным. На самом деле пансионат «Невская Дубровка» способен вместить сотню постояльцев. А с открытием нового корпуса эта цифра вырастет в разы.

Здесь стараются создать максимально комфортные условия для пожилых. Также постояльцев обеспечивают медицинской помощью и качественным питанием. Для каждого разрабатывают программы реабилитации — в пансионате проживают люди с ограниченными возможностями. Здесь занимаются гимнастикой и скандинавской ходьбой. Но, как нам позже рассказали подопечные и сотрудники, уход даже самых квалифицированных специалистов не заменит большинству постояльцев домашнего уюта и общения с родственниками. Хотя иногда бывают исключения.

«Пребывание здесь оплачивают члены семьи. Или сюда направляют по государственной программе. У нас есть статус официально поставщика социальных услуг в Ленинградской области. Поэтому частично оплата идет в счет пенсии, а частично компенсируют из регионального бюджета», — объясняет управляющая пансионатом Ирина Богданова.

Живой уголок

Вместе с ней мы отправляемся на экскурсию по учреждению. В зале на первом этаже собрались около 30–40 постояльцев. Кто-то занимается рукоделием, другие смотрят телевизор, а некоторые поют. Там же обустроен живой уголок с птицами и кроликами. Напротив — палата для тех, кто уже не встает.

Дальше по коридору — зал поменьше. Здесь играют в домино инвалиды-колясочники. Даже простые движения некоторым из них даются с большим трудом.

«Где я? Когда меня заберут?»

На втором этаже живут те, кто может без особого труда подниматься и спускаться по лестнице. Наверху у двери в уборную мы встретили постоялицу Лидию Михайловну. Фамилию у пенсионерки уточнить не получилось. Как нам потом объяснили, у 90-летней старушки тяжелая деменция. Людей она узнает, но при этом испытывает серьезные проблемы с памятью и с трудом ориентируется в пространстве.

Лидия Михайловна просит Ирину проводить ее в комнату. Управляющая пансионатом помогает пенсионерке, а затем заботливо усаживает ее на кровать.

«Где я сейчас? Когда ко мне придут? Когда меня заберут?» — то и дело спрашивает старушка.

Управляющая отвечает Лидии Михайловне, что пенсионерка находится в санатории и родственники к ней скоро придут. На самом деле сейчас посещения ограничены из-за карантина.

Позже Ирина Богданова объяснила, что у Лидии Михайловны есть любящая внучка, которая время от времени ненадолго привозит пожилую женщину в пансионат. Делает она это для того, чтобы пенсионерка могла поправить здоровье. Через некоторое время Лидию Михайловну действительно заберут домой.

Выгнали из дома

А вот Римме Ивановне Задуминой, которая находится в трезвом уме и выглядит моложе своих неполных 83-х, действительно можно посочувствовать. Ее история похожа на тысячи других, но от этого она не становится менее трагичной. По словам Риммы Ивановны, недавно родственники выгнали ее из дома.

«Родилась я в Краснодарском крае, потом переехала в Харьков. Там у меня была хорошая работа, я даже тридцать лет подряд занимала пост депутата. После развала СССР мне не понравилось то, что стало происходить на Украине, и я решила вернуться к себе. Сын к тому времени переехал в Ленинград, а я начала строить дом под Краснодаром. Там жила несколько лет. Потом сын начал уговаривать продать участок и переехать к нему. Он был во втором браке, даже мне об этом не сказал. В общем, они с женой жили на деньги, которые у меня были с продажи дома, а потом выгнали на улицу. Шесть дней я жила на вокзале, пока меня не забрали социальные работники. Какое-то время я пробыла в специальном учреждении во Всеволожске. Потом определили сюда», — делится своей историей Римма Ивановна.

По словам пенсионерки, здесь к ней относятся хорошо и в материальном плане она ни в чем не нуждается. 

«Кормят много. Я бы сказала, обильно. Вторые блюда даже прошу столько не накладывать — все равно столько не съем. А вот супы я люблю. Но морально мне плохо. Тяжело. Разве я могла подумать, что жизнь так обернется? Я никогда ни от кого не зависела. Еще мне очень не хватает книг. Тут, конечно, есть библиотека, но ассортимент не очень меня устраивает. Нет хорошей современной литературы», — добавила пенсионерка.

Телефонистка

Судьба приводит в пансионат «Невская Дубровка» также ветеранов войны и блокадников. Например, здесь проживает Анастасия Ивановна Яковлева, которая во время Великой Отечественной войны обеспечивала связь на Ленинградском фронте и даже помогла своему командиру отправиться в разведку.

«Была молоденькая, мне тогда было 18–20 лет. Тогда боевые действия шли. А я на телефонной станции работала. В ожесточенных боях я не участвовала», — начинает Анастасия Ивановна.

После этих слов соседи пенсионерки начинают напоминать ей о забытых фактах из ее биографии. Анастасию Ивановну просят рассказать о том, как она помогла командиру пойти в разведку.

«Ах да, было дело. Участвовала. Нужно было переправить командира через линию фронта к врагу. Помогала. Сначала ехали в телеге с сеном. После линии фронта он вылез из стога, переоделся в немецкую форму и пошел в разведку. Не знаю, что с ним было, наверное, раскрыли его. Никаких вестей не было от него», — продолжает Анастасия Ивановна.

Тут память снова подводит пожилую женщину. На вопросы о том, как сложилась ее жизнь после войны, пенсионерка ответить не смогла.

«Я же говорю, телефонисткой работаю, не вышла пока на пенсию», — отвечает она.

Изолятор последних дней

Ирина Богданова признает, что даже круглосуточная поддержка со стороны персонала не заменит старикам родных и близких. Но со временем постояльцы и сотрудники настолько привыкли друг к другу, что стали одной семьей.

«Кому-то даже лучше здесь, чем с родственниками. Все зависит от взаимоотношений в семье», — объясняет Ирина Богданова.

Если кто-то из стариков умирает, то его соседям по комнате, тем, с кем он общался, стараются говорить об этом не сразу. Об этом сообщает психолог.

«Для нас это тоже тяжелое известие. Мы всех знаем, всех помним, за каждого переживаем. Одиноких постояльцев мы даже хороним за свой счет. Мы не можем бросить людей на государство. Иногда за месяц в мир иной уходят несколько человек, а бывает, что долго никто не умирает. Порой такое бывает внезапно. Но если мы видим, что дело идет к концу жизни, то стараемся огородить от этого соседей по комнате, чтобы не наносить им психологическую травму. Тех, кто может скоро умереть, мы переводим в изолятор. У нас тоже была вспышка КОВИД, большинство постояльцев справились с болезнью. Но были и те, кто скончался от сопутствующих недугов», — добавляет Ирина Богданова.  

Молодожены

В пансионате «Невская Дубровка» проживают несколько семейных пар. Одна из них, как нам рассказала управляющая, не так давно сыграла свадьбу. Пенсионеры решили связать себя узами брака в довольно преклонном возрасте.

«Они расписались лет десять назад. Ему было 72, а ей 81. Она старше. Мы их называем молодоженами, — объясняет Ирина Богданова. — Они друг друга очень любят и берегут».

Кошка и Космос

Вместе с управляющей мы отправляемся на прогулку во внутренний двор пансионата. По территории бегают кошка и хаски по кличке Космос. У пса разноцветные глаза: один карий, а другой голубой. Питомец отличается дружелюбным характером.

Еще во дворе оборудованы теплицы. В летнее время все желающие могут выращивать овощи, фрукты и зелень.

Новый дом

После экскурсии по старому зданию пансионата мы отправляемся на презентацию нового корпуса, который располагается на другом конце поселка. Все работы уже завершены. Осталось только закончить оформление документов. Планируется, что первые постояльцы прибудут сюда во второй половине февраля. Здесь уже три этажа, а комнаты более просторные. Для реабилитации и медицинской помощи уже закупили современное оборудование.

«Как пришла идея открыть это заведение? — Вообще, хотелось заниматься чем-то полезным. У меня был бизнес, но в кризис дела шли не очень. И я решил попробовать что-то новое и заодно помогать людям. Нашел это помещение, изучил опыт других пансионатов, и в конце 2014 года мы открылись. Сначала у нас был один постоялец, потом несколько, а через 12 месяцев уже полсотни», — рассказывает руководитель пансионата Вахид Сафаров.

В будущем учреждение планирует и дальше активно расширяться. На территории нового корпуса остались два заброшенных здания, которые скоро начнут реконструировать под нужды пансионата.

Подытоживая, можно еще раз сказать, что руководство и сотрудники учреждения делают все возможное, чтобы постояльцы здесь жили, а не доживали свои дни. Но не всегда даже такая забота сможет заменить инвалидам и пенсионерам старость, проведенную в окружении своих семей. Однако многим не обойтись без квалифицированного ухода.  

Оригинал статьи